Ленинградский геофизик

К 65-летию альпинизма в Горном институте
Об альпинистской секции ЛГИ. 1954-1958 гг.

Сейчас известно, что в послевоенном альпинизме нашего Горного института мы были третьей волной (1954-1958 гг.). Эстафету мы получили на скальных сборах 1954г., успев запомнить фамилию, имя, отчество и неповторимый облик Пулиица Юрия Семеновича (для нас он так и остался Юрием Семеновичем, потом он вернется, но далеко будем мы...). Мелькнул в роли председателя бюро секции 1954-55гт., уже начав пробивать себе дорогу в большой спорт вне стен родного института, А.Тимофеев - первый чемпион института по скалолазанию. Подарили нам уверенность в будущих победах на скалах и уехали на Север Валя Царькова (Прокопова) и Витя Прокопов. А с нами остался Боря Эфрос. Именно благодаря ему нам даже трудно разделить, что мы продолжили, а что сделали впервые.

Что же впервые? Первые внутрнвузовскне соревнования по скалолазанию (апрель - май 1955г.), первые осенние сборы на скалах (ноябрь 1955г.), первые зимние восхождения (Домбай, февраль1957г.). Именно в то время как нам кажется, начала складываться методика тренировок на скалах и в межсезонье, которая обеспечила возможность соперничать на равных с сальными скалолазами н альпинистами "Буревестника", а в 60-е годы и на более крупных соревнованиях.

Но главное то, что, существуя без штатных - зарплатных тренеров и инструкторов, секция стала массовой. Особенно многолюдными были сборы: это до 90-100 человек, организованных в отделения (командир - разрядник, стажер - значкист), а кроме того вокруг еще масса "неорганизованных" туристов, болельщиков, друзей, которым всегда находилось место у костра, на ринге "домбайского бокса" и вокруг него и даже на простых скальных маршрутах. Руководил всем начальник сборов ( его выбирали, но потом уже - единоначалие, чуть ограниченное тренерским советом, точнее, советом командиров отделений).

Круг на время сужался, когда решался вопрос о путевках в альплагеря Институту выделяли обычно по 15-30 путевок, но в горы выезжало значительно больше. Выделенные путевки вначале "размножали" путем самых невероятных обменов с другими секциями в "Буревестнике", "Труде", Спартаке". Помогало то, что наши каникулы не совпадали с каникулами в других вузах - сентябрь у нас был свободен. Одна путевка на июль-август менялась на две сентябрьские. В других секциях, кроме того, знали - если почему - либо пропадает путевка, в Горном институте ее используют и искали нас даже летом, а мы знали летние адреса тех наших ребят, которые ждали.

Осенью мы возвращались после практик н гор, все крепче становился костяк секции, ее основное ядро. По традиции мы выпускали громадные фото стенды, возле них всегда был народ... И все начинало" стлала: приходили ребята- спортивные и не спортивные, физически подготовленные и не подготовленные... Начинались новые заботы.

Самые яркие из нас ( оценки здесь, конечно, субъективные, пока не совпадут с другими) - Борис Эфрос, Леля Кузина, Генрих Зеленый ( был ли он хоть значкистом - не помню). А Юля Горбунова, а Витя Васильков, а Олег Полищук - полутурист-альпинист и полный "керосинщик" - многие в памяти.

Председатели секции... Мы ( Костя Индушко, Юрий Товстеико) были после Андрея Тимофеева. 1955/56, 56/57, 57/58 - по памяти мне сейчас даже не разделить, в какие годы был председателем Костя, в какие - я. Мы работали очень дружно. По-нашему времени правильно не председатель секции, а председатель бюро секции - без бюро провернуть вето махину организационной работы было бы невозможно. Без бюро и без чувства обязанности у каждого разрядника и значкиста по отношению новичкам. Вернувшись с гор, мы старались приобщить к ним новых хороших ребят ( хотя бы раз, хотя бы до значка). И отдавали уже отчет - физически слабым в горах не до красоты, и соответствующим образом строили тренировки. Спортивная биография:

1954 г. - "Адыл-Су", значок "Альпинист СССР" и восхождение на Эльбрус;

1955 г. - "Накра", 3-ий разряд,

1956 г. - "Накра", 2-ой разряд ("Накра" был голодный, но по духу очень спортивный альплагерь);

1957 г. - "Алибек", авария в группе, восхождение после этого только на 3 к.т. Запомнилось восхождение на красавицу Белалакаю (За), возвышающуюся над Домбаем, за 12 часов из лагеря в лагерь.

1958 г. - школа инструкторов ("Актру", Алтай) и альплагерь "Ала-Арча" - выполнил норму 1-го разряда. В октябре 1958 г. началась трудовая биография геофизика (Кольский п-ов).

1960 г. - в составе экспедиции ЛОС ДСО "Буревестник" побывал на шеститысячниках вокруг пика Революции (с горняками В. Васильковым и А. Незаметдиновым).

1962 г. - февраль - отдал свой инструкторский долг секции: в Алма-Ате провел сборы разрядников и значкистов (8 восхождений с 2-мя группами за 2 недели). Очень напряженными для меня, как единственного инструктора, были эти сборы, но вспоминаю их с удовольствием, хотя впервые почувствовал - в секции уже другие по духу лидеры и начинаются другие времена.

1965 г. - "Эльбрус", траверс Ушбы, лучшая моя Гора, очень трудное по погодным условиям восхождение (с горняками В. Рыбак-Франко, С. Юдиным, В. Крапивиным). Были в лагере н новички из секции ЛГИ, Новички оставались прежними - смотрели широко раскрытыми глазами, были благодарны за красоту я уверенность, которую они приобрели в горах.

1966 г. - сборы секции в Тянь-Шане ("Ала-Арча") ,это были последние восхождения в составе секционных групп. В этом плане из когорты 1954-58 гг. был, кажется, последним. Эмоциональная школа секции 1954-58 гг. не выдержала натиска "спортивно-делового" времени, когда не радость общения с горами и друг другом становились главными.

В больших горах ходил до 1973 г., последние крупные соревнования по скалолазанию - в 1969. ("Труд", Ялта). Последний туристский маршрут - в 1984 г., Камчатка, в том числе вдвоем с сыном вокруг плюющейся Ключевской сопки до 3800 м.

Секция, ее школа остались не только в памяти, но и в характере. Иногда думаю, а не сложилась бы спортивная биография ярче, если бы не пришлось быть "слугой" секции практически все студенческие годы. Но мысли эти быстро уходят, секция многое взяла -многое дала. Дай каждому.

Все, что выше - было написано, как ответ на вопросы оргкомитета к юбилею 1986 года. Прошло 15 лет.

И что же? Как-то сгладилась в памяти, определяемая клеточками "категорий трудности" н разрядами, спортивная сторона альпинизма

Остались Горы, как особое, более чем спортивное, воспоминание и еще, разорванный после выпуска разными судьбами, "круг общения". Отдельные уцелевшие звенья этого круга общения, встречи-воспоминания и просто воспоминания греют.

Сложилась совместная работа и дружба с Гошей Елисеевым ( тоже одним из представителей бюро секции). Первым кирпичиком в этой дружбе было общение в секции.

Долго-долго живем рядом (Апатиты - Кировск) и общаемся с Толей Черником и Аркадием Павловым. В давние годы вместе с ними и Гошей Елисеевым осваивали маршруты на скальных стенах Хибин, которые для нас были просто тренировочным полигоном, а, оказалось, могут быть и "шестерками" (в альпинистском смысле).

Всегда радовали пусть даже короткие (но тем более запомнившиеся) встречи с Андреем Тимофеевым, Витей Васильковым, Олегом Полищуком, Сережей Юдиным, Володей Рыбак-Франко, Ниночкой Кузнецовой (Кузьминой), Галочкой Небыловой (Деминой), Лелей Кузиной (Лисогор), Юлей Горбуновой (Бондаренко), Таней Салтыковой.

И знаю, что память, добрая память, о секции нашего времени осталась у многих. В глухие (1992-1993гг.) годы вдруг получаю теплое письмо от Гали Матвиевской (Оськиной) , начинающееся словами известной песни "записную книжку вновь листаю я...", а потом и кассету с песнями, записанными пусть и не у костра, но в далеком Текеля вместе Л. Кузиной. Когда грустно, или трудно и жизнь кажется прожитой не так - я, с благодарностью авторам записи, ставлю эту кассету и слушаю...

Особое место в воспоминаниях о секции занимает Боря Эфрос. Я уже писал об этом в 1986 г. Время еще раз подтвердило то, что он был лучшим из нас. Судьба не одарила меня дружбой с ним, но добрые отношения были всегда... Бори уже нет с нами. Очень жалею, что поздно узнал и не проводил его к последнему, уже не альпинистскому, приюту. Бори нет, но осталась нам всем сделанная, в основном Борей, история секции на 11 листах "Горняцкой правды", а мне - ее экземпляр с грустным дарственным и, наверное, прощальным автографом:

Борис Эфрос

Точнее не скажешь. Но все остается с нами, пока мы живы. Мы живы пока остаются те, кто нас помнит.

Счастья всем! До нового юбилея!

Юрий Товстенко

Ленинградский геофизик