Семён Гельфер. 24 ноября 1953 г.

Ленинградский геофизик

Семён Гельфер

Воспоминания

В 1953-1954 г.г. я работал топографом в Горной экспедиции ВСЕГЕИ. Экспедиция работала в Туве. Моими начальниками были Смыслов (имя, к сожалению, не помню) и Вадим Захаров. Оба прекрасные люди и прекрасные специалисты. Я помню, что Вадим Захаров был кандидатом в мастера по шахматам и прекрасным преферансистом. Было бы интересно немного узнать о их дальнейшей судьбе.

Горная экспедиция в Туве забирала половину бюджета автономного образования. Я работал в одной из партий этой экспедиции, в ней было несколько отрядов. Со Смысловым и Захаровым я работал в разные годы. Помню был еще начальник другого отряда, тоже геофизик, Прытков. При нашем отряде работала группа геологов, вполне самостоятельная, на находившаяся на обеспечении руководителя геофизика. Главным геологом партии был Шапошников, в дальнейшем по-моему секретарь парткома ВСЕГЕИ. Помню еще уникального геолога-женщину Наташу Дубинину, открывшую месторождение исландского шпата. Нашему начальнику отряда подчинялась большая группа наблюдателей - геофизиков и я топограф с огромным коллективом рабочих лесорубов и подсобных рабочих для промеров. Были также подсобники, повара, конюхи, кладовщики.

Весь наш отряд с лесостепной Тувы на вьючных лошадях забрасывался во внутрь таежного массива и там работал на высотах от 2000 до 2700 метров (я не могу гарантировать точность высот, но точно помню, что мы получали высокогорную добавку к зарплате, также полевые 60%, 30 процентов за секретность, иногда нам удавалось получить также надбавку за безводность 25%). Каждый день примерно в 4 утра мы начинали подъем в гору к высокогорной трассе шириной 4 м, прорубленной в лесном массиве. К этой трассе через каждые 200 метров были выставлены перпендикулярно ориентированные поперечники, в направлении которых рабочие рубили профили шириной 1 метр, длиной 7.5 километров с пикетажом через 40 метров. В дальнейшем по этим поперечникам работали наблюдатели-геофизики. Вся работа рабочих контролировалась мною - топографом. Наиболее сложной задачей было поддержание в отряде нормальной рабочей обстановки, в которой главная роль принадлежала начальнику отряда. Он всегда помогал мне избегать с рабочими конфликтных ситуаций, иногда путем какого-то компромисса при оформлении нарядов. Я не помню серьезных инциндентов в работе моих начальников-геофизиков, хотя среди рабочих имелись люди сложной судьбы, иногда в прошлом связанные с очень серьезными преступлениями. В отрядах был большой контигент женщин, в течение сезона здесь складывались семейные пары, а к концу сезона иногда возникали серьезные конфликты. У меня в памяти есть еще ряд деталей, касающийся быта и жизни рабочих, инженерного состава в конце сезона при сборах на основных базах и т.д. Например, помню, что одной достопримечательностью Кызыла был знак Центра Азии, другой - гора из поллитровых бутылок на главной базе Горной экспедиции. Почему поллитровых? Потому, что в Кызыл завозили только спирт и только в поллитровых бутылках, а вывоза не было, не рентабельно.

Я, глядя на геологов, подбирал всякие интересные камешки, а затем спрашивал, что это такое. Один раз я показал образец с вкраплением галинита. Был ажиотаж, геологи заставили меня вывести на место находки и в логе нашли еще ряд обкатанных образцов с галинитом, но выхода галинита на поверхность не нашли. Я помню, что в отчете речь шла о необходимости дальнейших исследований в связи с обнаружением образцов с галинитом и названных в отчете галькой Гельфера. Все дело в том, что в данном районе по геологическим отчетам наличие галинита не отмечалась и давалось какое-то обоснование, что его быть не должно. Может быть существует какое-то продолжение, связанное с этой галькой?

Про фотографии. На нескольких фотографиях изображен я, есть небольшой уголок лагеря, но трудно представить насколько это был большой отряд и представить объем его ежедневных работ. Попробую разъяснить и кое-что дополнить.

Начну с начала. Рано утром повар объявлял побудку, можно было налить чай, слегка перекусить, затем запастись продуктами (консервы, сгущенка, сухари, вода) и в путь. Предстоял тяжелый подъем в гору. Основные принципы, которым научили меня в этой экспедиии и я следовал во всех других экспедициях заключались в следующем. Работа совершается только при наборе высоты, все пройденное по горизонтали не в счет. Не теряй высоту. Не торопись, старайся не делать привалов, особенно кратковременных.

При подъеме в гору всегда надо иметь три точки опоры, при этом помни, что последущий спуск будет опаснее подъема, поэтому изучай трассу. Двигайся только косыми галсами, избегай камнепадов. Никогда не планируй подъем в гору, если существует опасность быть застигнутым грозой. Не питай иллюзий, если ты видишь, что вот-вот достигнешь вершины, увы, за ней ты часто видишь другую вершину.

Самое страшное оказаться на вершине горы во время грозы. Молнии ударяют рядом, кругом сплошной грохот и огонь. Не скрою, что первое время я каждый день говорил себе, что это последний день и завтра я в гору не пойду, под любим предлогом уеду с лагеря. Но спустя месяц- полтора я втянулся в ежедневные подъемы и учил других, как надо жить и работать в этих условиях. Все другие экспедиции (а работал я на Красноярской и других ГЭС, на Баренцевом и Белом морях) мне казались не совсем настоящими после работ в Туве.

Если опять возвратиться к трем первым фотографиям, то среди изображенных на них людях я нашел себя, но опазнать кого-то еще не могу.

Горная экспедиция. Тува. 1953-1954 Горная экспедиция. Тува. 1953-1954 Горная экспедиция. Тува. 1953-1954

На четвертой фотографии вид Саян с одной из вершин, на которой я побывал.

Саяны. Тува. 1953-1954

На пятой фотографии я за теодолитом.

Семён Гельфер за теодолитом. Тува. 1953-1954

Шестая и седьмая фотографии сделаны совсем в другом месте Тувы, в районе озера Дус-Холь. Специфически сероводородное озеро, вероятно, можно использовать с лечебными целями. Я нем купался, волосы на голове долго не мог отмыть.

Озеро Дус-Холь. Тува. 1953-1954

На следующей фотографии хорошо видна небольшая пресная река, впадающая именно в озеро.

Речка впадает в озеро Дус-Холь. Тува. 1953-1954

Захаров Вадим Павлович. Выпускник ГФФ-50 и преподаватель магниторазведки Геофизического факультета.

Захаров Вадим Павлович. Тува. 1953-1954

Заглянув в свой альбом я понял, что будет не совсем справедливо, если я не пришлю Вам еще как миниум одну фотографию, моего друга Юрия Алексеева. Он работал все в той же горной экспедиции, но в другом отряде. Но если я занимался поиском на обширной территории, то он детальной съемкой. Полагаю, что его работа была более опасной. Сейчас он живёт в Санкт-Петербурге.

Юрий Алексеев

Кратко о себе. Закончил Ленинградский Энергетический техникум по специальности гидротехнические изыскания - сродни топографу. Закончил Ленинградский Институт Водного транспорта. Инженер-гидротехник. Работал в Ленинграде, Мурманске и Москве по проектированию и строительству приливных электростанций. Лауреат Премии Совета Министров СССР за эти работы. Закончил также Ленинградский Университет. Математик.

Уважаемый Юрий Васильевич!
Я пробовал с Вашей помощью найти Владимира Рыбина, выпускника Горного Института и автора публикации на Вашем сайте. К сожалению, мне это не удалось. Сама публикация весьма содержательна, в том числе для меня. Подписи прилагаемых двух его фотографий мне легко дополнить. На фотографии с оленьими рогами-справа я (Семен Гельфер),

Гельфер
на другой фотографии-слева Вадим Захаров, затем- главный повар отряда, далее я

Захаров В. П., Гельфер

Еще несколько слов. Случайно нашел давнюю попытку записать какие-то события из моей работы в Горной экспедиции. Если удастся эти записи привести в порядок и напечатать, то пришлю Вам их почитать. С уважением Семен Гельфер

Ленинградский геофизик