Ленинградский геофизик

Из Воспоминаний Ю.Н. Капкова
Любимица факультета

Лека Горбунова

Лека Горбунова


1 сентября 1951 года в группе геофизиков-радиоактивщиков геологоразведочного факультета, появилась стройная, черноволосая девушка, которая отлично сдала вступительные экзамены и успешно прошла тонкий фильтр конкурсного отбора. Это была Леокадия Кабанова, которой только 12 октября 1951 года исполнилось 17 лет. Это был первый и единственный в истории геофизического факультета случай, когда 16-ти летняя абитуриентка показала такие блестящие результаты на вступительных экзаменах и была зачислена студенткой Горного. Уже одно это говорит о талантливости и способностях нашей Леки.

Студентка Лека (так ее называли любовно до конца ее славной жизни) очутилась в дружном коллективе двух групп (РФ-51-1 и РФ-51-2), обучавшихся по специализации «геофизические методы поисков и разведки месторождений редких и радиоактивных элементов». Это официально, а по сути страна в те годы остро нуждалась в месторождениях урана для создания ядерного щита. Вот обнаружением таких месторождений и должны были заниматься выпускники этой специализации. В те годы все, что касалось радиоактивных методов – аппаратура, методика, интерпретация – было засекречено, и обучались ребята за железной дверью. Конспекты имели гриф «секретно», были прошнурованы, зафиксированы сургучной печатью и хранились там же, за железной дверью. Лека, воспитанная в семье морского офицера, отличалась в учебе целеустремленностью, любознательностью, настойчивостью и усидчивостью. Развитию этих качеств способствовало и то, что ребята обеих групп были в основной массе талантливы. Если перескочить на пару десятков лет вперед, то можно отметить, что из 39 человек, обучавшихся в двух группах, около 20 стали докторами и кандидатами наук, два академика естественных наук, а большинство достигло выдающихся успехов в геологической службе страны. Но среди однокашников взошла в последствии только одна звезда первой величины на преподавательском небосклоне – это наша Лека! И сейчас оставшиеся в живых однокашники Леокадии, вспоминая ее, не скупятся на самые превосходные эпитеты: талантлива, обаятельна, усидчива, работоспособна, отзывчива, добра, заботлива, музыкальна, ответственна, принципиальна и т.д. и т.п. Согласитесь, что не каждый удостоится такого букета похвал. Но, самое главное, что ни цветок в этом букете, то истинная правда, без всяких поминальных скидок.

Первые задатки к преподавательской деятельности у Леокадии Михайловны появились уже в студенческие годы, особенно при дипломном проектировании, базировавшемся на материалах Тувы, где первую исследовательскую школу Лека прошла у Г.Ф. Новикова. Это целеустремленность, систематичность, бережное и добросовестное отношение к фактам, неподдельное переживание за судьбу своей работы, глубокий интерес к геологии, ну а о геофизике я уже не говорю.

После отличного окончания института вместе с мужем, однокашником, О. Горбуновым, одним из талантливых студентов этого потока, Киргизское знакомство с производственными реалиями геологической жизни, которые так пригодились в дальнейшем. Отработав положенные три года, Леокадия Михайловна возвращается снова в Alma Mater, на кафедру геохимических и радиоактивных методов. Вначале была работа в «обществе бесплатных обедов» (спецпитание для радиометрической лаборатории) по «выдаче продукции для «Черной книги» («Радиоактивные методы разведки» Г.Ф.Новиков)» (Черной книгой этот учебник был назван студентами за ее действительно черный переплет). «Черная книга», после ее издания, разошедшаяся по всему миру, завоевавшая признательность многих радиометистов, «Черная книга», в которой есть доля труда Леки.

Наконец еще один поворот в биографии – начало преподавательской деятельности, но уже на кафедре геофизических методов. И это уже судьба, счастливая судьба на долгие годы, когда человеку (а это не всегда бывает) удается попасть в такое место, где его профессиональные интересы реализуются наиболее полно. Работа приносит удовлетворение и радость от общения с будущими специалистами, молодыми людьми, чуть моложе тебя, которым готова отдать всё, чем владеешь и даже больше. Это действительно судьба, ибо на этой работе рос и затем раскрылся блестящий талант преподавателя, талант Учителя с большой буквы. И здесь Леокадии Михайловне еще раз повезло: вкусив лучшее из школы Г.Ф. Новикова, она попала под крыло школы мирового авторитета, школы А.А. Логачева. Горбунова стала ассистентом А.А. Логачева по курсу «магниторазведка». Образовался, на мой взгляд, изумительно плодотворный магниторазведочный тандем: Л.М.Горбунова и В.П.Захаров. Тандем безгранично преданный своему делу, способный раздуть пламя любви к своей специальности, при наличии хотя бы искорки интереса, болеющий за каждую схваченную «пару», не считающихся со временем, чтобы помочь, растолковать, исправить. При этом, что отличает подлинного Учителя, при любой конъюнктуре, при любом нажиме сверху, в угоду той же конъюнктуре, не снижать высоких требований к своим ученикам, ибо в этом залог качества выпускаемой «продукции» и ее высокая котировка на геофизическом рынке. Это отлично чувствовали студенты и отвечали Леокадии Михайловне любовью и глубоким уважением. И это было наглядно видно: когда не зайдешь к Горбуновой в кабинет, она всегда в окружении студентов: кто-то что-то спрашивает, советуется, жалуется… студенты буквально льнули к Леке. И это было прекрасно!

Отсюда, совсем не случайно, за всю историю ГФФ не было такого заботливого замдекана по учебным делам, как Леокадия Михайловна. Это был ренессанс деканата, когда там в паре работали Л.М. Горбунова и Р.Д. Ковалева. Результатами подобной деятельности были неизменно первые места факультета по успеваемости и дружный коллектив, подчас дружно противостоящий всяким начальственным наскокам. Ну, а последнее не раз оборачивалось, даже спустя годы и годы, неприязнью к факультету и оплеухами взысканий за строптивость. Но с особым блеском развернулся у Леокадии Михайловны талант воспитателя, Учителя, организатора в самой хлопотливой должности замдекана по работе с иностранцами (у нас на ГФФ была самая большая доля иностранных учащихся по сравнению с другими факультетами). Можно было только удивляться, как наш «Министр иностранных дел» успевал справляться с массой самых невероятных и подчас вовсе непредсказуемых дел. Ведь за годы существования факультета мы приняли посланцев примерно из 50 стран Азии, Африки, Латинской Америки и, конечно же, из всех стран бывшего (увы!) соцлагеря. Самый разнообразный уровень подготовки, разноязычие, пестрота культур, обычаев, нравов и норовов, стремлений, желаний и т.д., т.п. Надо было организовать единый коллектив, целеустремленно направленный на заслуженное получение магистрского диплома. Здесь и сложнейший пасьянс распределения мест в общежитии, там же развязка разнообразных конфликтов, дополнительные занятия по математике, физике, русскому, сложнейший процесс притирки иностранных и советских студентов и т.д., т.п. И это все – Лека! Как это ей все только удавалось – диву даешься! И, вероятно, Олег (муж) с Татьяной (дочь) не раз ворчали – вот снова жена и мама и, самая молодая у нас, бабушка, снова задерживается, опять что-то случилось в общежитии. И как, тем не менее, Леокадии Михайловне удавалось выкраивать время, чтобы еще вести дом, обихаживать внучек, заботиться о молодых в их “длинномерных” полях? И меня, как декана, всегда удивляло и восхищало: как из такой разномастной иностранной массы на выходе получались магистры, в основном успешно конкурирующие на мировом геофизическом рынке. В этом, конечно, заслуга спецкафедр, но и большая доля труда, заслуга и подвиг Л.М. Горбуновой.

Особая страница деятельности Леокадии Михайловны и пример для остальных преподавателей - ее работа с дипломниками, как с советскими, так и с иностранцами. Сколько заботы в подборе литературы, графики, в стремлении разбудить творческую мысль, довести «до ума» текст, графику, составить «разговорку», проиграть возможные вопросы, обсудить ответы на рецензии и, наконец, обязательно присутствовать на защите. Это так помогало и вдохновляло ребят. А далее, после защиты, совсем не по поговорке «с глаз долой, из сердца вон». Наоборот! Тесная связь с выпускниками, в том числе из дальнего зарубежья, наблюдение за их судьбами, карьерой, советы, консультации, посылки новых книг и т.д. Обратная связь неизменно приносила добрые пожелания и приветы нашей Леке.

А сколько сил и нервных клеток было затрачено, чтобы выхлопотать иностранцам разрешение на стажировку, направление в аспирантуру. А сколько заботы и им было отдельно – аспирантам. Мне думается, что триумфом и наградой в этой деятельности Леокадии Михайловны может служить уникальный случай присуждения докторской степени при защите кандидатской диссертации нашим воспитанником из Иордании Абдуллой, диссертации, подготовленной под руководством Леокадии Михайловны.

Еще одна грань, и не менее важная, без которой не может состояться преподаватель высшей школы – это научно-исследовательская. И здесь, как я мог наблюдать, Леокадия Михайловна окунулась с головой в эту увлекательную работу. Кольский, Карелия – сезоны, сезоны. Изучение и освоение геологии этих сложнейших и интереснейших регионов, овладение и исследование возможностей всего комплекса геофизических и геохимических методов. Усилия были вознаграждены не только успешной защитой диссертации, но и накоплением громадного банка данных по комплексной геофизике.

Ну, а для того, чтобы приблизить эту науку к странам пребывания иностранцев, - систематическое отслеживание всех мировых и советских достижений по этой тематике. И вот результат: Л.М. Горбунова - ведущий преподаватель курса «Комплексная геофизика», достойно подхватившая эстафету у создателя этого курса Л.Я. Нестерова, его продолжателя Г.П. Новицкого, и поведшая этот курс дальше, в современность. Причем, что особенно важно, курс развивался в фарватере наших традиций – на пользу Родине. Без изощренных, схоластических математических измышлений. Четкий выход для инженера в практику, руководство к действию. Поэтому вполне логично было то, что Леокадия Михайловна многие годы читала курс «геофизические методы для геологов» и была членом геологического ГЭКа.

И еще одна сторона – работа Леокадии Михайловны в компартии. Не могла дочь флотского офицера, с его преданностью Родине и высоким понятием о чести, оставаться в стороне. Неоднократно избираемая в партбюро ГФФ, Леокадия Михайловна отличалась искренностью и принципиальностью при обсуждении и осуществлении любых насущных вопросов жизни факультета. Причем, независимо от вышестоящих указаний и требований, все вопросы решались с точки зрения истинной пользы для дела, что приводило не раз наше партбюро к острым конфликтам и противостояниям с власть предержащими. И, наконец, что обязательно мне хотелось отметить – это отношение Леокадии Михайловны к коллегам. Это – естественность, доброта и доброжелательность, контактность, готовность придти на помощь в трудную минуту. Вместе с тем, что крайне важно, принципиальность, особенно к тем, кто мало или не достоин работать в высшей школе, да и вообще с людьми. Вот такую Леку я вспоминаю и люблю. И кто после всего сказанного усомнится в том, что Леокадия Михайловна была гордостью и любимицей факультета? Есть ли такие?

В заключение я хочу сказать, что Леокадия Михайловна Горбунова явила нам всем образец того, каким должен быть преподаватель высшей школы.


Лека Горбунова
Лека Горбунова
Ленинградский геофизик