Ленинградский геофизик

Владимир Иванович Бауман
Один из основателей отечественной геофизики и организатор геофизической специальности в ЛГИ.

Бауман Владимир Иванович В. И. Бауман был первым профессором в России по самостоятельной кафедре маркшейдерского искусства и преобразователем всего маркшейдерского дела в государстве. Имя его было известно не только, как выдающегося ученого и большого знатока в области геодезии и маркшейдерского искусства и связанных с ними наук, но и как крупного общественного деятеля, стойко боровшегося за свободу человеческой личности. В сфере своей специальности Владимир Иванович не был кабинетным ученым: его научная работа тесно переплеталась с практической деятельностью.

Родился 9 (21) апреля 1867 в Мензелинске, Уфимской губернии. По окончании Петроградского Горного Института в 1891 г. Владимир Иванович был преподавателем горных наук в Красноуфимском техническом училище. С 1895 года началась его педагогическая деятельность в Петербургском Горном Институте, где был сначала ассистентом, затем преподавателем, а с 1899 года - профессором, после защиты диссертации на тему "Выбор наивыгоднейшей системы координат для маркшейдерских карт и планов". В 1896 - 1897 годах Владимир Иванович был командирован в Германию для изучения там постановки маркшейдерского дела, и после поездка в 1900 году в качестве члена комиссии по изучению добычной способности Донецкого бассейна, Владимир Иванович напечатал в 1902 году, как результат своих наблюдений, и до сих пор имеющий, весьма крупное значение: "Сравнительный очерк положения маркшейдерского дела в Германии и в России". В этом труде он намечает с полной ясностью основы преобразования маркшейдерского дела в государстве, которые затем и проводить неуклонно в течение следующих двадцати лет.

Владимир Иванович начал свою профессорскую деятельность в годы усиленных студенческих волнений. В это тяжелое для высших учебных заведений время Владимир Иванович играл выдающуюся роль, являясь мужественным и стойким защитником автономии высшей школы и угнетаемого передового студенчества. Студенчество того времени не забудет значения нравственной поддержки, которую оно имело со стороны Владимира Ивановича. В 1904 - 1905 годах профессорская деятельность Владимира Ивановича в Горном Институте временно прервалась: в знак протеста против торжествовавшей тогда мрачной реакции Владимир Иванович с группой других левых профессоров оставил Институт и вернулся в него только после революции 1905 года.

В 1908 году Владимир Иванович был командирован в Швецию для изучения там магнитометрического метода изысканий магнитных руд. Владимиру Ивановичу принадлежит честь практического введения магнитометрии в России. Им был выработан метод, получивший широкое применение при изыскании железных руд. Он стал во главе и руководил всеми магнитометрическими изысканиями, давшими для промышленности богатый практический результат.

В 1909 - 1913 годах Владимир Иванович работает в Донецком бассейне в качестве председателя комиссии по обследованию маркшейдерского дела в районе. В это же время по его инициативе и под его руководством производится государственная триангуляции на юге России, послужившая началом новой постановки маркшейдерского дела в Донецком бассейне.

В это же время создается по инициативе Владимира Ивановича и работает при деятельном его участии особая маркшейдерская комиссия при Горном Ученом Комитете, наметившая и разработавшая ряд основных положений преобразования всего маркшейдерского дела в государстве. Некоторые из этих основных положений были проведены в жизнь только теперь, после революции.

По инициативе Владимира Ивановича и под его председательством были созданы три с'езда маркшейдеров: один южный - в Харькове в 1906 году и два всероссийских - в Петрограде в 1913 и 1921 годах. Он же основал общество южных маркшейдеров, функционировавшее и издававшее свой научный журнал (до революции).

Владимир Иванович напечатал курс маркшейдерского искусства в трех частях и свыше 30 различных статей по предметам своей специальности. Некоторые из этих статей были перепечатаны заграничными журналами.

В последнее время Владимир Иванович составил IV часть курса маркшейдерского искусства и курс магнитометрии.

Просветительная деятельность Владимира Ивановича не ограничивалась одним Горным Институтом: он преподавал математику на курсах Лесгафта, в Психоневрологическом Институте и пр. В течение долгих лет (около 25) он был преподавателем рабочей воскресной школы по Шлиссельбургскому тракту. В 1915 году по инициативе Владимира Ивановича был основан народный университет имени Л. И. Лутугина, давший доступ к высшему образованию широким рабочим массам Петрограда. Институт этот деятельно функционировал до Октябрьской революции.

Владимир Иванович был членом комиссии при Академии Наук, членом Русского Технического Общества и многих других научных и общественных организаций. В качестве деятельного члена Всероссийского союза инженеров В.И. Бауман играл видную роль в общественном движении 1905 г.

О роли и значении Владимира Ивановича в организации Института Прикладной Геофизики дает подробные данные Д. И. Мушкетов в своей статье "Организация и задачи Института Прикладной Геофизики" помещенной в настоящем выпуске "Известий Института Прикладной Геофизики".

Владимир Иванович пользовался глубокой любовью и исключительным уважением, как среди студенчества, так и среди десятков поколений горных инженеров, его учеников.

15-го марта 1923 года безвременно скончался профессор Ленинградского Горного Института и инициатор создания Института Прикладной Геофизики Владимир Иванович Бауман. Ему было всего 56 лет.

И. Бахурин

[Некролог]

Ленинградский геофизик

Организация и задачи Института Прикладной Геофизики

Бауман Владимир Иванович В странах, где коренные горные породы скрыты под мощными покровами различных наносов, на громадных пространствах замаскированы пеленой делювиальных отложений, где геологические обнажения являются редкой, счастливой случайностью и, отстоя одно от другого на больших протяжениях, с трудом лишь связываются между собой, точность геологической с'емки поневоле весьма невелика, а для предположений и спекуляций остается слишком широкое поле. Если такое положение затрудняет получение даже общих представлений о геологическом строении, то детали последнего - незначительные массы тех или иных пород, глубина залегания коренных массивов, элементы дислокации и т. п. - совершенно по большей части ускользают от обычной геологической методики. В таких случаях, При невозможности составить себе ясное представление о строении района, геолог видит себя вынужденным прибегать к тем или иным способам вскрытия земной поверхности - кана-вами, шурфами и особенно бурению, т. е. методам уже гор-ной разведки, обычно весьма дорогостоящим и медленным.

Естественно, что применение этих методов ограничивается обычно лишь областью вопросов практической геологии, разрешением задач, материальное значение которых может Оправдать значительные расходы, являющиеся совершенно непосильным бременем для общего чисто геологического исследования, не преследующего непосредственных коммерческих выгод.

Наконец, сложность, трудность транспорта тяжелых машин и дороговизна буровых робот ставят известный предел их применению даже в промышленных разведках, в особенности, если площадь, подлежащая разведыванию, очень велика, не ограничена предварительными геологическими сведениями или если искомое полезное ископаемое невысокой ценности или незначительных запасов.

Все указанные причины, в связи с естественными геологическими условиями большей части площади С. С. С. Р. обусловливают еще весьма незначительную исследованность ее горных богатств и медленный темп разведочного дела. Именно здесь, на наших необ'ятных равнинах, скрывающих от глаз геолога под мощными новейшими покровами, несомненно еще громадное количество всевозможных месторождений полезных ископаемых, при нашем бездорожье, при зарождающейся и лишь нащупывающей свои пути горной промышленности, и, наконец, при нашей бедности более чем где-либо, быть может, исключительно важно иметь возможность быстро, легко и дешево наметить наиболее интересные месторождения, ограничить, оконтурить их, или выяснить главные черты строения, важные дислокационные элементы - нефтяные антиклинали, глубокие разломы, по которым выходят ювенилевые воды или газы, вынося ред-кие вещества и всевозможные смещения отдельных глыб земной коры.

Преследуя эту задачу, Геология постепенно и в связи с успехами именно наиболее отвлеченных, теоретических своих представлений в области космогонии, тектоники и сейсмологии, подошла к необходимости использования и для практических целей результатов и методов Физики и Геофизики. В круг изучения геолога, помимо макро- и микроскопического строения и химического состава горных пород, условий их залегания, распределения остатков организмов, все больше входит ознакомление с особыми физическими свойствами пород, познаваемыми на расстоянии; горные породы в силу различного удельного веса своего вызывают изменения силы тяжести; они создают то или иное магнитное или электрическое поле, отклоняют электрические упругие (сейсмические) волны, вызывают всевозможные аномалии в распределении этих физических явлений, уловить, зарегистрировать и понять которые представляется теперь возможным, помощью совершенно своеобразных методов и аппаратов.

Первые научные попытки в этом направлении (если не считать грубой эмпирики и различных "волшебных" приемов) относятся к семидесятым годам прошлого века и именно к магнитным наблюдениям для поисков почти исключительно железных руд, метлика которых, следовательно, из всех других геофизических является старейшей и наиболее уже сформировавшейся. Дальнейшая работа в этой области была малорезультатной вплоть до великой европейской войны, давшей сильный импульс вообще практической Геологии, как благодаря необходимости усилить добычу минерального сырья, или поставить ее впервые в странах, отрезанных от прежних его источников, так и в силу своеобразных требований фронта. Здесь возникла специфическая военная геология, а ее опыт, основанный на необходимости быстро решать такие задачи, как подслушивание телефонограмм противника, пользуясь электропроводностью горных пород, нахождение водных горизонтов, отражением радио-волн, нащупывание батарей врага сейсмографами и т. п., положил прочное основание методам прикладной геофизики, понимаемой преимущественно, как прикладной к делу познания геологического строения верхних горизонтов земной коры и использования этих данных в самых разнообразных промышленных, технических, народно-хозяйственных и военных целях. После окончания войны организация различных, по преимуществу частных обществ и Институтов Прикладной Геофизики, пошла довольно бы-стрым темпом на западе, преимущественно в Германии, Швеции и С. Америке; за последнее пятилетие возникло не менее десяти подобных учреждений в этих странах, к которым следует еще прибавить соответственные организации чисто научно-учебного характера при некоторых Университетах и Горных Академиях, как например, в Чешской Пршибрамской, а также специальные отделения правительственных геологических учреждений (Финляндия и др.). Несмотря, однако, на такое оживление этой прикладной дисциплины и действительно крупные ее достижения, последние, в подавляющей своей массе, не становятся общим достоянием научного мира, не опубликовываются даже в специальных органах и доступны лишь немногим, совершенно замкнутым кружкам специалистов, группирующихся вокруг подобных организаций, связанных с ними материально и морально в смысле сохранения профессиональной тайны. Разузнавание этих тайн, погоня за патентами, ревнивое оберегание, а иногда искажение полученных результатов, стремление вовлечь противника в исследование заведомо неблагодарного об'екта, издание чисто рекламных брошюр, все это создает крайне нездоровую атмосферу вокруг этого молодого, живого и важного дела; к этому присоединяется еще нередкая переоценка геофизических методов, стремление приписать им чрезмерную универсальность и точность, не соответствующие еще степени современной их разработки и применять к неподходящим предметам; исследования, в погоне за чисто коммерческими интересами, что неминуемо влечет за собой их дискредитирование, быстрое и чрезмерное разочарование общественного мнения и специальных кругов, что наблюдается сейчас во Франции. Резюмируя сказанное и учитывая наши условия мы видим, что поле практического приложения геофизических методов в С. С. С. Р. чрезвычайно широко и благодарно и что необходимо сосредоточение этого дела в руках специальных научных учреждений, непосредственно связанных как с орга-нами изучения и использования естественных богатств страны, так и с соответственными (горными) высшими шко-лами, но вполне свободных и самостоятельных в своей исследовательской работе и не подверженных влиянию случайных общественных увлечений и разочарований каким-нибудь отдельный вопросом.

Мысли эти созрели в небольшой группе профессуры Геолого-Разведочного Факультета Ленинградского Горного Института, группировавшейся вокруг проф. Владимира Ивановича Баумана, с именем которого уже было связано развитие в России магнитометрии к 1922 году. Первоначально эта идея возникла на почве повального увлечения созданием научно-исследовательских Институтов при высших учебных заведениях, но в противоположность подавляющей массе таковых, ей не пришлось оказаться мертворожденной, но довольно быстро претвориться в действительность. Причина этого заключается в верном жизненном направлении, взятом инициаторами с первых шагов их деятельности и в чисто деловой и вместе с тем скромной по началу постановке дела, чуждой гипертрофии штатов, задач и несбыточных обещаний, соблазна которой избегли в 1918-1923 г.г. весьма немногие. Осенью проф. Д. И. Мушкетов, вернувшись из заграничной командировки, ознакомил Баумановскую инициативную группу с организацией Институтов Прикладной Геофизики и предложил приступить к реальным организационным шагам. Дело началось 22 декабря 1922 г. запиской Горного Института в Научно-Технический Совет Главного Управления. Горной Промышленности, излагавшей необходимость содействия последнего в деле учреждения Института Прикладной Геофизики и содержащей настолько полно все главные заложенные в основание и деятельность принципы и далее ближайшую программу работ, фактически уже осуществляемую, что позволяем себе привести ее почти полностью:

"При разработке программ Маркшейдерско-Геодезического Отделения Геолого-Разведочного Факультета Петроградского Горного Института было обращено особое внима-ние на постановку на данном Отделении Курсов по специальным, основанным на различии физических свойств пород, методам исследования месторождений полезных ископаемых.

В настоящем году Отделение приступило к выполне-нию этой части своей программы. В дополнение к давно уже поставленному курсу магнитометрии ставятся новые курсы радиологии и радиометрии, теории электрических колебаний и электрических методов исследований месторождений, а с января 1923 гола - курс Геофизики, содержащий отделы об исследования силы тяжести и упругих свойств земли.

Последний курс послужит основою для специального курса гравиметрических и сейсмических методов исследования состава и тектоники пород.

Давно установившаяся связь Института с Геолкомом и другими научными и научно-техническим учреждениями Петрограда, обеспечивает надлежащую, в смысле личного состава профессоров и преподавателей, полноту и научность преподаваемых курсов.

Но Институт не может без специальных на этот предмет ассигнований обеспечить постановку их надлежащим оборудованием и приспособленными для работ помещениями.

Все названные методы исследования тесно связаны между собою; часто данные одного метода поверяются и корректируются результатами другого. Все они для рационального своего применения нуждаются в тщательной геологической оценке полученных ими результатов. Наконец все они, за исключением, быть может, магнитометрии, суть методы новые, нуждающиеся в дальнейшей своей разработке.

Институт просит поэтому Главное Управление Горной Промышленности об учреждении при Петроградском Горном Институте особого Института Прикладной Геофизики, для научной и научно-технической разработки вопросов, связанных с применением физических методов исследования месторождений полезных ископаемых.

Работу нового Института предполагается вести совместно с Геологическим Комитетом. К участию, в работах Института предполагается привлечь, на правах членов и сотрудников, работников других учреждений Петрограда, заявивших себя работами в данной области.

Работы нового Института заключаются в лабораторных исследованиях, по вопросам, связанным с применением данных методов, в летних поездках членов и сотрудников Института для постановки опытных на месте с'емок, сбора необходимых для Института материалов и т. п.

Из работ первой категории намечаются в первую очередь работы по исследованию магнитных свойств руд, заснятых уже магнитной с'емкой месторождений Урала, Сибири и Пудожгорья в Олонецком крае. Далее, летом 1923 года предполагается поставить опытную более точными магнит-ными приборами магнитную с'емку и систематический сбор материала в районе коренных месторождений платины на Урале, дабы выяснить возможность применения магнитной с'емки для их исследования.

Если средства позволят, крайне желательно поставить летом же 1923 г. работы по производству опытных электрических измерений в штоках каменной соли в Илецкой защите, связав их с производящимися там ныне исследованиями.

Наконец, преподавателем Горного Института Н. Л. Богоявленским, кроме лабораторных исследований радиоактивности горных пород, намечается постановка летних работ на Кавказе по исследованию радиоактивности минеральных вод и некоторых месторождений нефти.

Уже приведенный небольшой список намеченных на ближайшее время работ нового Института показывает, что в успешности их заинтересованы все Главки и тресты, об'единяющие основные виды нашей горной промышленности.

О своевременности организации нового Института свидетельствует доставленная профессором Д. И. Мушкетовым литература. В Германии образовались за время войны два общества, поставившие задачей разработку и применение геофизических методов исследования месторождений, состава и тектоники пород в данных, интересующих различные отрасли горной промышленности, районах. Общества имеют свои мастерские, где можно получать приборы, и выпустили уже ряд изданий. К сожалению, частный характер обществ, обязанных хранить коммерческую тайну своих членов и клиентов, кладет свой отпечаток на их изда-ния. Последние носят в значительной степени характер проспектов различных фирм, в которых не приводится описания методов работы, а даются лишь общие сведения о полученных результатах.

Такой характер не должны и не будут носить будущие издания Института, если таковой осуществится. Здание Института Прикладной Геофизики

Следует сказать, что уже в настоящее время в Маркшейдерскою - Геодезическом Кабинете Горного Института имеется материал для такого издания в виде ряда работ инженера И. М. Бахурина, посвященных вопросу о намагничении рудных залежей правильной формы под влиянием индукции земного магнетизма. Работы содержат ряд важных для практической магнитометрии выводов и только постоянный недостаток средств не дает возможности Институту напечатать эту работу."

Записка была составлена В. И. Бауманом и мысли его в ней изложенные, явились основой всей дальнейшей деятельности И. П. Г. В это время Владимир Иванович уже был тяжело болен, не мог даже сам писать, лежал, но на обсуждение устава и организации И. П. Г. все же являлся, с большим трудом переходя двор Института, поддерживавмый под руки и испытывая сильные страдания. Последние вспышки этого сильного ранее духа, безнадежно боровшегося с разрушавшимся телом, Владимир Иванович отдал идее И. П. Г., но не дожил до ее осуществления, скончавшись 16-го марта 1923 года. Естественно, что немедленно было принято решение придать его имя новому Институту, а в первом же выпуске его изданий приложить портрет.

Записка В. И. Баумана, шедшая оффициально от имени Директора Горного Института сопровождалась проектом устава И. П. Г. и сметой.

В дальнейшем течение дела организации И. П. Г. схематически намечается следующим образом: ходатайство Горного Института немедленно, 25-го декабря было рассмотрено, весьма сочувственно поддержано и 27-го декабря с подробной собственной мотивировкой уже представлено Научно-Техническим. Советом, далее в Главное Управление Горной Промышленности. Последнее со своей стороны уже 16-го января 1923 г. вошло с энергичным холатайством в Президиум В. С. Н. X. Одновременно Д.И. Myшкетовым был сделан ряд докладов в Госплане, встретивших столь же горячее отношение и поддержку. Благодаря такому отзывчивому отношению ряда высших правительственных учреждений и лиц, и энергичной дружной работе учредителей, 17-го марта 1923 г. Устав Института Прикладной Геофизики (см. приложение) уже был утвержден Президиумом В. С. Н. X. и было подведено первое основание для дальнейшей работы. В этот первый период завоевания себе права на жизнь И. П. Г. получил наибольшую помощь со стороны Г. М. Кржижановского, Г. Пятакова (тогда Зам. Председателя Госплана) и В. М. Свердлова Начальника Главного Управления Горной Промышленности, а также Председателя Научно-Технического Совета проф. A.А. Скочинского, его заместителей проф. В.И. Липина и горного инженера П.С. Рюмина, горных инженеров П. И. Пальчинского, В. В. Кисельникова, B.Ф. Шкуматова и Б.Н. Лифшица. Незабываемой заслугой всех этих лиц навсегда останется ясное понимание важности для государства нового начинания и искреннее стремление всемерно его поддержать, несмотря на все значительные трудности, и нетолько холодное, но даже прямо враждебное отношение некоторых, подчас казалось бы весьма близких и призванных к другой роли, кругов.

Нельзя забывать, что 1923 год был уже периодом сжатия, депрессии различных учреждений, с такой легкостью, а иногда даже легкомысленностью возникавших в 1918 - 20 годах и проведение нового, хотя бы весьма скромного учреж-дения наталкивалось на весьма серьезное сопротивление решающих инстанций (Окончательная легализация И. П. Г. постановлением Совнаркома осуществилась августа 1923 г. (Известия В. Ц. И. К. № 172 (1909)), но поступление средств, по более чем скромной смете, началось лишь с января 1924 г. и, следовательно, только с этого момента начинается реальная возможность работы, которая сразу же развернулась весьма интенсивно, как в организационно-хозяйственном направлении (устройство дома,. меблировка, делопроизводство и т. п.). так и в научном (выработка и изготовление аппаратуры, подбор сотрудников и подготовка первой летней кампании исследований). Это было возможно потому, что не только вся программа работы была тща-тельно продумана задолго до того, но и выбранный весной 1923 г. Президиум Института в лице Директора Д. Мушкетова, Заведующих Отделами И. Бахурина, А. Петровского и П. Никифорова с Ученым Секретарем П. Кузнецовым, в течение года уже вел ее фактически без всяких средств, пользуясь лишь небольшим содействием (в смысле помещения и канцелярии) Горного Института. В отношении выбора методов И. П. Г., в виду отсутствия у нас в этом отношении опыта, а с другой стороны, учитывая чрезвычайное разнообразие в русских условиях мыслимых предметов исследования, счел себя вынужденным по возможности начать работу параллельно различными методами; в течение первого же года им фактически применены уже четыре метода - магнитометрия, гравиметрия (Этвеш), электрометрия (Шлюмберже) и радиометрия (метод Богоявленского), а в 1925 г. это число пополняется еще двумя - сейсмометрией и методом радиоволн.

В отношении аппаратуры И. П. Г. с самого начала решил встать на путь изготовления собственных инструментов, частью изменяя и совершенствуя уже имеющиеся модели, частью создавая новые и стремясь достигнуть полной независимости от иностранных фирм.

Программа работ И. П. Г. естественно разбивается на две части - лабораторные и теоретические исследования методологии и проверка ее в полевой обстановке на реальных об'ектах. Вместе с тем последние избираются также с двоякой точки зрения - методической и практико-промышленной, при чем по возможности один и тот же об'ект должен исследоваться различными методами.

Намечая пятилетнюю программу своих полевых работ, И. П. Г. включает в нее в первую очередь разведки железорудных месторождений, прилежащих к Кривому Рогу, полиметаллических месторождений Алтая, платиноносных коренных массивов Урала, Илецкого соляного штока, нефтяных месторождений Майкопского и Эмбинского районов и Чиа-турского марганцевого месторождения. Часть этих работ уже начата и находится в разных стадиях выполнения.

Помимо чисто горноразведочных задач И. П. Г. не упускает из вида и другие, а именно: обслуживание горных эксплуатационных работ (выбор предохранительных целиков, направление системы разработки в зависимости от своевременно обнаруживаемых изменений характера месторояедения, предупреждение сильных притоков подземных вод), рудничный надзор за безопасностью работ и сигнализация; учет и предупреждение оседаний и обрушений поверхности над выработанными пространствами, обнаружение различных подземных пустот, наблюдения над смещениями масс, оползневыми явлениями, столь частыми у нас и многое другое, что охватить даже в кратком перечне представляется весьма затруднительным.

Выйдя из недр Горного Института, И. П. Г. считает одной из важных своих обязанностей всемерное содействие ему в деле подготовки будущих разведчиков-геофизиков, а с другой стороны, столь же естественной связью его является тесное сотрудничество с Геологическим Комитетом, учреждением наиболее заинтересованным в работах И. П. Г. Наконец, в отношении теоретической разработки вопросов Геофизики И. П. Г. опирается на постоянное доброжела-тельное содействие Физико-Математического Института Рос-сийской Академии Наук, которому, как и Горному Институту, Палате Мер и Весов и Ленинградской Эксперимен-тальной Электротехнической Лаборатории, считает своим приятным долгом выразить здесь глубокую признательность.

Прошел год напряженной работы, работы одухотворенной сознанием важности и необ'ятности поставленных задач, но стесненной крайней ограниченностью реальных возможностей и Президиум Института счел возможным и необходимым приступить к изданию „Известий И. П. Г.", пока в виде непериодического органа; об'ем "Известий" быть может будет расти вместе с ростом всей работы Института, которую во всех ее частях они призваны отражать и, делая достоянием широких кругов, способствовать возможно большему распространению и укреплению идей Прикладной Геофизики.

Если бы роль Института Прикладной Геофизики, в силу превратностей судьбы, ограничилась только этой инициативой и пропагандой дела огромной важности, то и тогда возникновение и существование Института было бы оправдано.

Д. Мушкетов.

Известия Института Прикладной Геофизики. Выпуск 1. Ч. 1. Ч. 2. Ч. 3. 1926 г. Выпуск 2. 1926 г. Выпуск 5. 1929 г. (Факсимильный текст в формате djvu.)

Ленинградский геофизик