Ленинградский геофизик

Капков Ю.Н.
Краткий исторический экскурс:
Ленинградский Горный Институт.
Геофизическая специальность.
Геофизический Факультет.
Санкт-Петербургский Государственный Горный Институт (Технический университет)

Первые применения геофизических методов при поисках и разведке месторождений полезных ископаемых относятся к концу XIX и началу XX столетий. Пионером здесь была Швеция, применившая магниторазведку на своих крупнейших магнетитовых месторождениях Кируновара и Люосаваара. Не случайно магниторазведка оказалась первым геофизическим методом - геологам и минерологам давно был известен эффект отклонения магнитной стрелки вблизи железосодержащих минералов и железных руд.

В России, примерно в то же время, Л.Т. Ласальский применил магниторазведку для поисков и разведки железных руд в Кривом Роге. И.Н. Смирнов, Н.Д. Пильчиков и Э.Е. Лейст проводили систематическую магнитную съемку региона Курской Магнитной аномалии. В одной из деревень Э.Е. Лейста приняли за землемера, приехавшего делить землю, и чуть было не убили. Перед первой мировой войной Э.Е. Лейст, забрав все материалы по К.М.А., уехал в Германию, где и остался.
Д.И. Менделеев проводил опытные магнитометрические работы на Уральских месторождениях железа.
Профессор Горного Института В.И. Бауман в конце XIX века посетил Швецию, где ознакомился с практикой магниторазведочных работ и увлекся ими.
В 1914-1917 годах В.И. Бауман проводил магниторазведочные работы на Урале.
В 1922 году Владимир Иванович создал и прочел в Горном институте первый курс по магнитометрии.
В 1911 году состоялся очередной Всероссийский съезд естествоиспытателей и врачей, где обычно встречались и геологи России.
На этом съезде впервые было заявлено о создании и возможностях геофизических методов в магниторазведке, грави-сейсморазведке, электроразведке и радиоактивных методах.

В связи с радиоактивными методами необходимо сказать следующее.
В 1911 году исполнилось всего 15 лет со дня открытия явления радиоактивности, которое всколыхнуло научную общественность всего мира.
В 1905 году Пьер Кюри, выступая в Стокгольме с речью по случаю присуждения ему Нобелевской премии, предупреждал о тех огромных опасностях, которые грозят человечеству, если эти силы, попадут в руки великих преступников. Академик В.И. Вернадский в 1910 году писал: "Теперь перед нами открывается в явлениях радиоактивности источники атомной энергии, в миллионы раз превышающие все те источники, которые рисовались человеческому воображению".
Он же, в 1911 году написал: "Сможет ли человек воспользоваться этой силой, направляя ее на добро, а не на самоуничтожение?" И в 1922: "Ученые должны чувствовать ответственность за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с организацией всего человечества".
А через 52 года после В.И. Вернадского, в 1957 году, Фредерик Жюлио-Кюри, так много сделавший для лучшей организации человечества, будучи смертельно больным лучевой болезнью и зная об этом, зная о Хиросиме и Нагасаки, писал в журнале "Ле Неф" в статье "Размышление о гуманизме науки": "Я верю в науку и человека, несмотря на серьезные ошибки, которые он совершает слишком часто, я убежден, как и П. Кюри, что всякое новое завоевание науки принесет, в конечном итоге больше добра, чем зла".

В середине двадцатых годов профессором Свердловского горного института П.К. Соболевским была организована подготовка специалистов по магниторазведке. После Великой Октябрьской Революции, когда встал вопрос о возрождении промышленности (а для этого в первую очередь понадобится железо) В.И. Ленин вспомнил о К.М.А. и распорядился выкупить материалы у Э.Е. Лейста. Разработка месторождения железа в центре страны, в местах с развитой инфраструктурой, сулила немалые экономические выгоды для бедной Советской республики. Но оказалось, что Э.Е. Лейст умер, а его наследники в Германии запросили такую сумму в золоте, которой не было в казне республики. Тогда, в 1919 году, по инициативе В.И. Ленина, при Академии наук была создана Особая комиссия по изучению Курской магнитной Аномалии (ОК КМА). Руководил комиссией академик И.М. Губкин, а в ее работе принимали участие ведущие геофизики страны: Гамбурцев, Никифоров, Заборовский и др. ОК КМА была первой государственной геофизической службой страны.

В двадцатые годы ученые Ленинградского горного института, под руководством В.И. Баумана, разработали теорию и проводили опытно-методические исследования по геофизическим методам.
Постепенно в Горном институте сформировались небольшие кафедры по методам:
1. Маркшедерии и магниторазведки во главе с проф. И.М. Бахуриным. Иван Михайлович, соратник В.И. Баумана, после его смерти (в 1922 году) продолжил его дело.
2. Грави-сейсморазведка во главе с проф. П.М. Никифоровым, участником ОК КМА.
3. Радиометрии, во главе с Л.Н. Богоявленским, который создал и прочел в 1923/24 учебном году первый курс Радиометрии.
4. Электроразведки, во главе с проф. А.А. Петровским. Алексей Алексеевич был учеником и соратником изобретателя радио А.С. Попова.

Следует отметить, что в Горном институте работал еще один помощник А.С. Попова, ст. лаборант кафедры физики Н.В. Родионов. Николай Васильевич участвовал в создании и испытании первого в мире радиопередатчика.
Во время блокады Ленинграда Н.В. Родионов работал "блокадным" директором ЛГИ. Заслугой Н.В. Родионова и его команды является то, что, несмотря на сильные обстрелы территории института, они смогли спасти основное учебное оборудование. Это дало возможность институту после реэвакуации возобновить занятия уже 1 сентября 1944 года.

Эти подразделения просуществовали до 1934 года.
В 1923 году, по инициативе того же В.И. Баумана, было открыто первое геофизическое научное учреждение - ИПГ (Институт Прикладной Геофизики). Ведущую роль в его работе играли ученые ЛГИ, так, руководителями отделов в ИПГ были:
Магнитометрии - И.М. Бахурин, который вместе с Б.П. Вейсбергом и В.Я. Павлиновым издали первый учебник по магниторазведке.
Грави-сейсмометрии - П.М. Никифоров.
Электрометрии - А.А. Петровский.
Радиометрии - Л.Н. Богоявленский.
ИПГ имел опытную геофизическую станцию в п. Кавголово.

Студенты-геофизики в Кавголово

В 1924 году при Геологическом комитете в Ленинграде было создана геофизическая секция. В работе этой секции участвовали преподаватели и выпускники Горного института: Н.С. Бибиков, Ю.Н. Лепешинский, В.Л. Шпак, П.П. Кузнецов, И.И. Трубятчинский, Б.В. Нумеров, П.Т. Соколов, П.М. Каратыгин, А.А. Строна и др.
В 1931 году ИПГ и геофизическая секция Геолкома были объединены в единой научно-исследовательский геологоразведочный институт. Он через год был объединен с другими геологическими институтами под общим названием Центральный Научно-Исследовательский Геологоразведочный Институт (ЦНИГРИ), впоследствии переименованный во Всесоюзный Научно-Исследовательский Геологический Институт (ВСЕГЕИ). В нем был создан геофизический сектор, в работе которого принимали участие многие преподаватели Горного института: Л.Я. Нестеров, Б.А. Андреев, А.А. Логачев, Е.А. Сергеев, А.Г. Грамаков, А.Г. Донабедов и др. В начале 30-х годов, усилиями Н.И. Сафронова, А.П. Соловова, А.Д. Миллера, и преподавателя Горного Института Е.А. Сергеева, разработаны геохимические методы поисков по ореолам рассеяния рудных тел.

Восстановление и развитие народного хозяйства СССР требовало резкого увеличения запасов полезных ископаемых. Для этого надо было увеличить выпуск инженеров - геологов и геофизиков.
Ленинградский Горный Институт один из первых отозвался на призыв времени. Из числа студентов - геологов старших курсов были подготовлены ускоренным методом горные инженеры - геофизики. Среди них был выдающийся ученый, один из создателей геохимических методов, Н.И. Сафронов.
В 1928 году в уставе института официально появилась новая специальность: геофизические методы поисков и разведки месторождений полезных ископаемых. Первый выпуск состоялся в 1930 году. Отметим, что подготовка инженеров - геофизиков в Московском геологоразведочном институте и в США началась только в 1930 году. Среди выпускников был А.Ш. Усманов, ставший в 1953 году, первым деканом геофизического факультета.
В 1934 году произошла реорганизация учебных геофизических подразделений Горного института. Из многих учебных структур была создана единая кафедра геофизических методов поисков и разведки месторождений полезных ископаемых. Первым ее заведующим стал А.А. Петровский. После отъезда в Москву Алексея Алексеевича, заведовать кафедрой стал Л.Я. Нестеров. Кстати в Москву уехал и П.М. Никифоров. Там они стали членами корреспондентами АН СССР.
В довоенные годы прием на геофизическую специальность колебался от трех (1930 г.) до одной (обычно) группы. Всего до 1941 года было подготовлено 240 горных инженеров-геофизиков. В указанные годы подготовка специалистов шла из расчета на "универсальных" геофизиков, т.е. на инженеров, владеющих всем комплексом геофизических методов и умеющих их применять на различных геологических объектах.
К 1940 году стало ясно: развитие геофизики привело к тому, что комплекс методов, их методика и интерпретация на рудных объектах стали существенно отличаться от комплекса методов, методики и интерпретации на структурах, перспективных на нефть и газ. Возникла необходимость введения специализаций. Так в 1941 году студентов, закончивших III курс геофизической специальности, разделили на две группы: рудная геофизика и пластовая (после войны - структурная) геофизика.

Начало Отечественной войны перечеркнуло все учебные и студенческие планы. Несмотря на тяжелые и самые голодные месяцы осени и зимы 1941/42 г.г., институт начал занятия. Этому способствовала, как это ни парадоксально отсрочка от призыва студентов старших курсов. Более того, еще в 1942 году действовало постановление правительства, разрешающее отзывать с фронта для окончания образования студентов старших курсов, начиная с третьего. Правда, этими льготами воспользовались очень немногие, да и те (многие из вернувшихся) погибли от голода. Большинство мужчин ушли на фронт. Девушки служили в комсомольском полку ПВО, тушили зажигалки, пожары, спасали раненных и дистрофиков. Часть девчат работали в институте на производстве взрывчатки из подручных материалов, изобретенной профессором ЛГИ А.Н. Кузнецовым. Вобщем к учебе приступило совсем незначительное количество студентов. Сильная дистрофия студентов, сложность обстановки на фронте и городе, обусловили необходимость эвакуации института весной 1942 года. Сначала институт выехал через Ладогу в Пятигорск, где чуть не попал к немцам. Затем, переправившись через Каспий и миновав Среднюю Азию, обосновался в шахтерском городе Черемхово, что под Иркутском. Там продолжил свою учебную и научную работу. Л.Я. Нестеров организовал учебный процесс и возобновил исследования, в ходе которых разработал новый метод электроразведки, на переменном токе. Кроме того Леонид Яковлевич проводил поисковые работы полиметаллических руд, так необходимых фронту. В этом ему помогал Е.М. Квятковский, сумевший закончить в 1943 году Свердловский горный институт (СГИ). Г.Ф. Новиков, также закончивший в 1943 году СГИ, занимался под руководством академика Д.В. Наливкина поисками бокситов на Урале. Стране нужно было сырье для самолетостроения.

Блестящая операция Ленфронта в январе 1944 года по полному снятию блокады Ленинграда открыла возможность к реэвакуации ЛГИ весной 1944 года. Вернувшись в родной город, студенты, преподаватели и сотрудники института до начала занятий занялись восстановлением зданий и учебных помещений, пострадавших во время бомбежек и обстрелов. Занятия, как и положено, возобновились в сентябре 1944 года. Правда студентов - геофизиков были считанные единицы.

Ситуация коренным образом изменилась после Победы. В 1945 был произведен полнокровный прием, появились в массовом количестве демобилизованные фронтовики, истосковавшиеся по учебе за время войны. На всех курсах образовались полные группы, состоявшие из фронтовиков и школьников. Вскоре появилась возможность восстановить геофизические специализации: рудную и структурную. В связи с этим на геологоразведочном факультете появились две профилирующие кафедры: кафедра рудной геофизики во главе с Л.Я. Нестеровым и кафедра структурной геофизики, которой заведовал Б.А. Андреев.

А.А. Логачев в 1945 году добился организации Всесоюзного института разведочной геофизики (ВИРГ) и стал первым директором, не прерывая при этом, преподавательской деятельности в ЛГИ. В настоящее время ВИРГ носит имя Александра Андреевича, а в Полярной Морской Геофизической Экспедиции успешно работает научно-исследовательское судно "Профессор Логачев". На этом судне подавляющее большинство руководящих и научных кадров - геофизики, ученики А.А. Логачева. Ими в последние годы в срединном хребте Атлантики открыто крупное подводное полиметаллическое месторождение, названное "Логачев".

Научно-исследовательское судно "Профессор Логачев"

Надо упомянуть, что знаменитые наши ученые: Л.Я. Нестеров, А.А. Логачев и Б.А. Андреев являются выпускниками физмата Казанского университета. Они посвятили всю свою жизнь становлению и развитию геофизической службы в СССР. Вторым директором ВИРГа был выпускник и преподаватель ЛГИ В.В. Алексеев, а третьим выпускник - геофизик 1941 года Г.П. Тафеев. Упомянем также, что впервые в истории геологической службы России и СССР, директором головного геологического института страны - ВСЕГЕИ - с 1949 по 1956 г. был геофизик Л.Я. Нестеров, который оставался и заведующим кафедрой рудной геофизики. Леонид Яковлевич за короткий срок сумел не только вывести ВСЕГЕИ из глубокого кризиса, но и сделать его передовой научной ячейкой Мингео СССР. В это же время Л.Я. Нестеров был активным депутатом Ленгорсовета и членом Ленинградского обкома КПСС. В геофизическом секторе ВСЕГЕИ в разные годы работали преподаватели ЛГИ Л.Я. Нестеров, А.А. Логачев, В.А. Андреев, Я.Г. Сергеев, А.Г. Граммаков, Ю.М. Сытин и я.

В 1952 году, отзываясь на насущную задачу государства - создания надежного ядерного щита - в трех Вузах страны: Ленинградском Горном, Свердловском Горном и Московском Геологоразведочном институтах была создана еще одна специализация - геофизические методы поисков и разведки редких и радиоактивных элементов.

В ЛГИ школу радиоактивщиков создал проф. Григорий Фёдорович Новиков. В 1953 году, благодаря активной инициативе и положению Л.Я. Нестерова и А.А. Логачева, был создан в ЛГИ геофизический факультет. Первым деканом ГФФ стал А.Ш. Усманов. За 41 год существования факультета (1953 - 1994) им руководили Г.П. Новицкий, К.П. Соколов, А.А. Логачев, И.Г. Клушин, Капков Юрий Николаевич (с 1967 по 1987 год) и О.Ф. Путиков, который стал последним деканом факультета. В состав ГФФ вошли четыре кафедры: рудной геофизики, структурной геофизики, высшей математики и физики. Количество студентов на факультете с годами менялось. Максимальный прием был в 50-е годы - 150 человек (6 групп по 25 человек), по трем специализациям. З группы "НФ" - геофизические методы поисков и разведки месторождений нефти и газа, 2 группы "РФФ" - геофизические методы поисков и разведки месторождений редких и радиоактивных элементов и одна группа "РФ" - геофизические методы поисков и разведки месторождений рудных месторождений. Затем группа НФ была передана в специализированные нефтяные институты (Московский Нефтяной Институт им. Губкина и др.) и до самого конца прием стабилизировался в количестве 50 человек, которые после 2-го курса делились на 3 группы: одна группа "РФР" 25 человек - радиоактивщики, вторая группа делилась на две: "РФ" - рудная геофизика, "РФС" - структурная геофизика.

СРПшники

В 1954 г. на факультете появились первые иностранные студенты - представители КНР, Болгарии и КНДР (в группах РФР). Начиная с 60-х годов на факультет началось настоящее паломничество иностранных студентов. Обыкновенно, на всех курсах обучалось порядка 50 иностранцев, но только в группах РФ и РФС. Таким образом, всего на факультете обучалось порядка 300 студентов. Преподавателей и сотрудников было более 100 человек. Прежде, чем попасть к нам, иностранцы год обучались русскому языку в Ленинградском Политехе. Общая подготовка у иностранцев, кроме первых приемов, как правило была слабая. Поэтому в институте было организована кафедра русского языка, а в часы военной подготовки наших студентов, для иностранцев проводились дополнительные занятия по физике и высшей математике. Кроме нашего факультета, большое количество иностранцев было и на ГРФ Всего на факультете обучались представители 45 стран Европы, Азии, Африки и Латинской Америки.
Соцстраны - 11 государств: КНР, Вьетнам, Болгария, ГДР, Польша, Албания, Венгрия, Куба, Монголия, КНДР, ЧССР.
Африка - 21 страна: Судан, Алжир, Мадагаскар, Камерун, Того, Сан. Томе и Принсипи, Замбия, Бурунди, Танзания, Тунис, Мали, Эфиопия, Руанда, Нигерия, Бенин, Мавритания, Буркина-Фасо, Марокко, Сенегал, Египет.
Азия 7 стран: Йемен, Шри-Ланка, Бангладеш, Непал, Сирия, Афганистан, Иордания.
Латинская Америка 6 стран: Колумбия, Эквадор, Венесуэла, Мексика, Перу, Доминиканская Республика.

Экзамен

Всего было подготовлено более 300 горных инженеров - геофизиков для соцстран и магистров геолого-минералогических наук для остальных. Единственная страна, студенты которой не закончили факультет (3 человека) была Албания, в связи с разрывом отношений с СССР.
Наибольшее количество специалистов было подготовлено для Китая - 42 человека. Далее идут Алжир - 20; ГДР - 16; Вьетнам - 15; Болгария - 15; Мадагаскар - 8; Йемен - 7; Монголия - 8; Бурунди - 5; Бангладеш - 5; Мали - 6; Непал - 5. Остальные страны от 1 до 4 человек.
Факультет не только обучал иностранцев у себя. Целый отряд наших преподавателей, выполняя интернациональный долг, выезжали за рубеж, чтобы помочь становлению геофизического образования и налаживания поисково - разведочных работ в ряде стран.
Так в Китае работали: Г.Ф. Новиков, Е.М. Квятковский, А.А. Логачев, Г.П. Новицкий и Г.М. Черемецкий. На Кубе Е.М. Квятковский, К.П. Соколов, И.Г. Клушин, Л.Я. Синицын. Читали лекции в ЧССР А.А. Логачев, в Болгарии В.А. Арцыбашев. В.В. Хохлов налаживал спектральный анализ в Алжире и Вьетнаме. В.А. Арцыбашев преподавал в Нигерии и Бирме, а Г.Н. Шаблинский в Гвинее.

За время существования ГФФ несколько раз обновлялись Учебные планы. И каждый раз приходилось буквально сражаться с московским и нашим начальством, отстаивая принципы подготовки инженеров - геофизиков, заложенные нашими учителями Л.Я. Нестеровым и А.А. Логачевым. Эти принципы формулировались просто: горный инженер - геофизик это тот же геолог, но владеющий специальными методами поисков и разведки МПИ. В связи с этим, в Учебных планах предусматривалась фундаментальная подготовка наших студентов по геологическим дисциплинам. Причем их доля в общем количестве была наибольшей по сравнению с другими вузами. В результате наши выпускники могли руководить не только геофизическими, но и геологическими работами. А геофизические исследования проводились при тщательном учете геологической обстановки на изучаемом объекте.

В Учебном плане после каждого курса (кроме пятого) предусматривались учебные и производственные практики. Это давало возможность студентам поработать на штатных должностях в разных регионах, на разных методах и осознанно выбрать место и методы для своей работы после окончания института.

В последнем Учебном плане были предусмотрены курсы использования ЭВМ при обработке и интерпретации геофизических и геохимических методов. На кафедре появились первые компьютеры и первые лабораторные работы по их использованию. Пионерами применения ЭВМ в геофизике на факультете были С.В. Шалаев и его ученик Г. Кравцов.

В 1956 году Л.Я. Нестеров добился создания на факультете Проблемной Геофизической Лаборатории. В ее задачу входило: усовершенствование действующих и создание новых геофизических и геохимических методов.

Тогда же возникла идея организации полевых студенческих партий. В такой партии руководителями были преподаватели, а студенты, начиная с первого курса, работали на должностях рабочих, наблюдателей, операторов и техников. Студенты получали не только опыт ответственной полевой работы, но и могли участвовать во всех этапах деятельности партии, начиная с проектирования и кончая камеральным периодом.
Первая студенческая партия (под руководством Е.М. Квятковского) работала на периферии золоторудного месторождения в Забайкалье. Этот первый опыт оказался весьма удачным и заслужил положительный отзыв в местной газете "Забайкальский рабочий". Позже студенческие партии успешно работали на Кольском полуострове и в Карелии. Наличие производственных практик и студенческих партий полностью снимали вопрос об адаптации наших выпускников на производстве после окончания института.

Е.М. Квятковский среди студентов на практике

Качество нашей "продукции" - выпускников факультета оценивали государственные экзаменационные комиссии (ГЭКи), назначаемые Минвузом СССР. Таких комиссий у нас было две - первая, для специализации РФР, которая имела право принимать защиты секретных дипломных проектов, т.к. студенты этой специализации, как правило, проектировали работы по поискам и разведке урановых месторождений.
Вторая - для студентов РФ, РФС, вечерников и заочников. Председателем ГЭКа РФР долгое время был член корр. АН СССР, зав. кафедрой ГМПИ ЛГИ П.М. Татаринов. После него - один из разработчиков радиоактивных методов проф. Грамаков А.Г. Его эстафету подхватил Г.П. Тафеев, третий директор ВИРГа, выпускник ЛГИ 1941 г.
Членами ГЭК РФР были проф. В.И. Серпухов, проф. Н.К. Морозенко, проф. Л.А. Строна, проф. Г.Ф. Новиков, проф. Е.М. Квятковский, проф. В.А. Кирюхин, заведующий центральной аналитической лаборатории ПГО "Невскгеология" Б.Я. Юфа, наш выпускник 1941 года.
Председателем второй ГЭК был Н.И. Сафонов, один из разрботчиков геохимических методов поисков, создатель метода "ИЖ" - искатель жил, лауреат государственной премии за создание и внедрение пьезометода. После Николая Ильича председательствовал Н.Н. Болгурцев, наш выпускник, который работал сначала Управляющим Западным геофизическим трестом, а потом зам. генерального ПГО "Севзапгеология".
Членами ГЭКа были проф. Алферов Б.А., А.А. Иванов, проф. Спаский И.Я., проф. Логачев А.А., проф. Литвиненко И.В., доц. В.П. Захаров.
Успешно защитив дипломный проект перед такими комиссиями (а бывали и неудачи), наш выпускник получал своеобразный сертификат качества, который признавался во всем мире.

В 1961 году прошла реорганизация выпускающих кафедр. Вместо двух кафедр, разделенных по геологическим объектам - рудная и структурная геофизика - появились две кафедры, разделенных по методам: геофизических методов поисков и разведки МПИ и геохимических и радиоактивных методов поисков и разведки МПИ. Подобная перестройка была вызвана тем, что ранее одни и те же методы (скажем, магниторазведка, электроразведка, гравиразведка, каротаж и т.д.) должны были обслуживать обе кафедры.
Заведующим первой кафедрой был А.А. Логачев. После его ухода из жизни - И.В. Литвиненко, затем В.Х. Захаров и, наконец, А.А. Молчанов.
Заведовали второй кафедрой ГХРМ: Н.К. Морозенко, потом Е.М. Квятковский и до ее ликвидации А.А. Смыслов.
Кафедра геохимических и радиоактивных методов проводила научные работы по двум направлениям, в соответствии с ее названием. Кольская сверхглубокая
Кафедра ГФМ курировала выпускников специализации РФ, РФС, а кафедра ГХРМ - РФР. Заочники и вечерники прикреплялись к кафедрам в зависимости от конкретной темы их дипломных проектов.
Основные объемы научных исследований на спецкафедрах выполнялись по хоздоговорам. Иногда, для разработки отдельных вопросов, к ним привлекались кафедры высшей математики и физики. Масштабные работы велись кафедрой геофизических методов и Проблемной лабораторией, сначала с Западным геофизическим трестом, а потом с ПГО "Севзапгеология". Работы были сконцентрированы на Кольском полуострове и в Карелии, что привело к новому наименованию Проблемной лаборатории - геолого-геофизическое изучение Балтийского щита (ГГИБЩ). Наиболее крупные сейсмические работы развернулись на Кольском полуострове. Их задачами были: изучение структуры Печенгского рудного поля, изучение глубинного строения земной коры и Балтийского щита. Этими работами началась рудная сейсморазведка. Инициатором и руководителем всех работ был И.В. Литвиненко. Мощным импульсом к дальнейшему развитию исследований дал принятый Мингео СССР, план создания на территории страны сети геотраверс. Согласно этому плану, вся страна должна быть покрыта геотраверсами, протяженностью в сотни и тысячи километров и опираться на сверхглубокие скважины. Окончательная цель этого грандиозного плана - изучить глубинное геологическое строение страны. Одна из первых геотраверс прошла через Кольский полуостров, Карелию и Ленобласть. Изучением этой геотраверсы и занялась группа И.В. Литвиненко.
Профиль обследовался комплексом методов, в который входили: сейсморазведка, магниторазведка, гравиразведка, методы электроразведки, включая теллурические токи.
Полученые богатейшие результативные материалы послужили основанием для заложения первой в мире сверхглубокой скважины (СГЗ) на Кольском полуострове, где предполагалось наименьшая толщина Земной коры.

Для бурения и изучения ствола СГ3 была создана специальная экспедиция, с которой сотрудничал целый букет НИИ, в том числе и наша Проблемная лаборатория ГГИБЩ.
По мере проходки СГ3 ствол исследовался целым комплексом каротажных методов, которые дали совершенно уникальные, но подчас неожиданные результаты.
Геологи не встретив предсказанного ими базальтового слоя, получив картину различного метаморфизма одних и тех же пород и, что удивительно для этих глубин (скважина остановлена на 11 км) были зафиксированы зоны разуплотнения, обвинили сейсмиков в неправильной интерпретации данных.
Когда были детально изучены физические свойства по всему стволу СГЗ, то оказалось, что их изменения точно соответствовали (10-15 м), выделенным сейсмическим границам, что полностью реабилитировало сейсмиков. [На этот счет есть особое мнение А.Г. Гликмана] Кольская сверхглубокая
Доклад И.В. Литвиненко о своих работах, прочитанный им на Международном геологическом конгрессе в Москве, в 1984 г. вызвал повышенный интерес. Американские геофизики высказались так: Мы удивляемся, как можно было на такой технике получить такие уникальные и интересные результаты.
И.В. Литвиненко были проведены так же эффективные сейсморазведочные работы на севере Финляндии и, совместно с АН СССР, получены уникальные результаты по изучению рифтовых зон Исландии.

На кафедре геофизических методов О.Ф. Путиковым успешно развивались электрохимические методы исследования.
Радиоактивное направление, возглавляемое Г.Ф. Новиковым, все научные исследования проводила в тесном содружестве с экспедициями ВСЕГИИ, ВИРГА и Первого Главного геологоразведочного управления Мингео СССР - основным потребителем наших выпускников.
Появление на производстве ядерно-геофизических методов дало мощный толчок развитию исследований в этом направлении. Здесь пионерами были В.А. Арцыбашев, Ю.О. Козында, Р.М. Габитов, Ф. Штоколенко.
Тематика радиоактивного направления была самая разнообразная, согласованная с запросами производства: развитие теории и практики гамма-каротажа, гамма-спектрального метода, радиометрического опробывания, эманационной съемки, речной гамма съемки, люминесцентного анализа на уран, радиометрического анализа и т.д.
Геохимическое направление, возглавляемое Е.М. Квятковским, в содружестве с территориальными геологическими управлениями занималось теорией и методикой исследования потоков, первичных и вторичных ореолов рассеяния, были инициаторами создания геохимических карт. Для геохимических карт масштаба 1:50000 была разработана подробная методика, которая вошла в "Методические указания по составлению геологических карт масштаба 1:50000" ВСЕГИИ.

География научных работ факультета обширна: Кольский полуостров, Карелия, Урал, Украина, Тува, Западная и Восточная Сибирь, Таджикистан, Якутия и Дальний Восток.

Большой опыт педагогической и научной работы позволили выпустить в свет ряд современных учебников и учебных пособий:
Г.Ф. Новиков, Ю.Н. Капков. Радиоактивные методы разведки,
А.А. Логачев, В.П. Захаров. Магниторазведка,
Е.М. Квятковский. Литохимические методы поисков эндогенных рудных месторождений,
Г.П. Новицкий. Комплексирование геофизических методов,
Л.М. Горбунова, В.П. Захаров, Н.М. Онин. Геофизические методы для геологов
и др.
К этому можно добавить множество публикаций в различных изданиях, а так же целая серия методических пособий по различным вопросам учебного процесса.

Захаров В.П. и Капков Ю.Н.

Подводя итоги работы геофизической специальности и геофизического факультета к 200-летию института было подсчитано, что Горный подготовил более 3000 горных инженеров-геофизиков. Из них примерно каждый десятый стал кандидатом, а каждый сотый - доктором наук. Многие наши выпускники стали руководителями в республиканских министерствах геологии, научно-исследовательских институтах, геологических управлениях и крупных геофизических экспедициях, открывателями новых месторождений, лауреатами госпремий, внесли весомый вклад в создание мощной минерально-сырьевой базы страны.

Преподаватели ГФФ

Начавшаяся перестройка и последовавшие за ней коренные политические изменения, самым пагубным образом сказались на судьбе геологической службы страны.
Развал СССР, оформленный в Беловежской пуще, вопреки воле народа, в большинстве своем высказавшиеся за сохранение Союза, привел к разгрому, некогда самой мощной в мире государственной геологической службы.
Чубайсовская "приватизация" передала в частные руки "по бросовым ценам" главные валютные источники страны - месторождения нефти и газа, а так же до 90 % месторождений цветных металлов. Началась их хищническая эксплуатация без оглядки на охрану недр и подвески новых запасов. В результате многие геологические кадры оказались невостребованными. В стране, по данным американского журнала "Форбс", на 2004 год существует 36 миллиардеров и 64 миллионера, общий капитал которых составляет четверть ВВП России, а 30 миллионов наших граждан существуют на доходы ниже прожиточного минимума.
Государственная геологическая служба страны в обширной структуре Минприроды на 2004 год свелась всего к трем небольшим отделам, а геохимические методы вообще отсутствуют. Это отразились и на Горном институте. В 1994 году, после 41 года существования, был ликвидирован Геофизический Факультет и Проблемная Лаборатория. Прием на геофизическую специальность сократился до одной группы - 25 человек. Геофизическая специальность вернулась туда, откуда и вышла, на Геологоразведочный Факультет. Исчезли и вечерники. Такой прием, естественно, не мог обеспечить существования двух специальных кафедр. Была ликвидирована кафедра ГХРМ, просуществовавшая 33 года. Появилась единая кафедра геофизических и геохимических методов с мизерным штатом. Ее возглавил А.А. Молчанов.

Разгром геологической службы обернулся поначалу для наших выпускников массовой безработицей. Справиться с этой бедой, как отметили сами наши воспитанники, помогли фундаментальные знания, заложенные во время учебы в институте. Они позволил быстро адаптироваться на любых других работах, дополняя иногда приобретенный багаж получением ускоренного второго, а то и третьего образования. В настоящее время среди наших геофизиков есть свои адвокаты, бухгалтеры, риэлтеры, менеджеры гостиниц, мастера заводов, директора компаний и все они успешно работают в указанных областях. Так, М. Белоусов организовал и возглавил современную компанию по выпуску номерных знаков для автомобилей, знаков дорожного движения, экспресс-диагностики технического состояния автомашин. Наивысших политических вершин достиг наш выпускник С.М. Миронов, став третьим лицом в России - председателем Совета Федерации.

Наиболее экзотическую нишу нашел Ю. Волкотруб, который открыл на Невском проспекте художественный салон "Гильдия мастеров", где выставляет бесплатно произведения молодых живописцев. Организовал и наладил уникальную в России - мастерскую по выпуску старинных изразцов. Этими изразцами им была восстановлена печь А.С. Пушкина в Михайловском, построена печь в Ново-Огореве - резиденции президента Путина под Москвой. За это Московские газеты прозвали Волкотруба "кремлевским печником". Из этих изразцов был построен иконостас часовни, возведенной к 300-летию города Балтийской Строительной Компанией. Наиболее масштабные работы Юрия - Громадный иконостас во втором по величине (после храма Христа Спасителя) Московском храме на 2000 человек. Иконостас вызвал восхищение самого Алексия II. Ю. Волкотруб был куратором возведения памятника Александру Невскому, который стоит у Лавры.

Все это хорошо и все это грустно. Только сейчас до некоторых наших нефтяных магнатов стало доходить, что разведанные запасы на исходе. И они могут вылететь в нефтяную трубу без современной геологоразведки. Ведь все мировые транснациональные нефтяные компании имеют мощные геологоразведочные службы. Начали возрождать современные сейсморазведочные работы и некоторые наши олигархи.
Может быть, и для наших геофизиков наступят новые времена?

Ленинградский геофизик